Explore
Online premiere of Dismantled: A Scientific Deconstruction of the Theory of Evolution
Watch for free here between 12 AM October 9th - 11:59 PM October 11th EDT!
Also Available in:

Серповидно-клеточная анемия не доказывает эволюцию!

by
Перевод: Владимир Силенок (bibleap.com)
Редактура: Анна Небосова

Др. Феликс Коноте-Ахулу

Шестиклассники, которым я проводил лекцию по генетике, неизменно задавали один и тот же вопрос:

«Правда ли, что феномен серповидно-клеточной анемии доказывает факт дарвиновской эволюции?»

Естественно, за этим вопросом стоит допущение, что наблюдаемая селекция/адаптация, включая мутацию (приобретённое случайное изменение или дефект), каким-то образом подразумевает, что более сложные формы, встречающиеся сегодня, появились из более простых, которые можно отследить вплоть до одноклеточного организма.

Ответ, конечно же, «нет». В начале 1950-х я проходил курс по эволюции и метафизике под руководством, вероятно, самого известного эволюциониста нашего времени – профессора Дж. З. Янга (J.Z. Young). За последние 30 лет в молекулярной биологии в целом и в частности в том, что касается противостояния феномена серповидно-клеточной анемии и малярии, не произошло ничего такого, что могло бы перевести эволюцию из разряда теории на уровень установленного факта.

Любая научная теория, которая рассматривает «вопрос происхождения», приходит к заключению, что это непосильная задача. В своей книге „Границы науки” (The Limits of Science) Нобелевский лауреат сэр Питер Медавар (Sir Peter Medawar) утверждает, что такие основополагающие вопросы, как «происхождение», выходят «за пределы возможностей научного объяснения». Говорить, что у детей с серповидно-клеточным признаком высокая сопротивляемость церебральной малярии, принимая в качестве факта весь нео-дарвинистский сценарий, все равно, что заявлять, будто способность моей темной кожи противостоять тропическому солнцу подтверждает весь процесс эволюции, начиная с «большого взрыва» и к появлению одноклеточных и многоклеточных организмов, беспозвоночных, позвоночных и так далее, вплоть до самого человека.

Др. Феликс Коноте-Ахулу, является обладателем диплома магистра (Лонднон), член Корлевской Колегии Врачей, обладатель DTM&H, является международным экспертом по серповидно-клеточной анемии, с десятками лет медицинского опыта, медик консультант в клиники в Гане, а так же в Лондоне. Он является приглашенным профессором в Howard University College of Medicine в Лондоне и почетным консультантом для его Центра по Серповидно-клеточной болезни. Является автором 643-страничого тома Пациент „Серповидно-клеточной Болезни” (The Sickle Cell Disease Patient(Macmillan, 1991, ISBN 0333-­39239-6; Tetteh-A’Domeno Co., Watford, UK, ISBN 0-9515442-2-5, 1996)). Эта статья размещена с разрешения Др. Феликса Коноте-Ахулу и является выдержкой страниц 106-108 из его книги.

В любом случае, несмотря на то, что малярия, видимо, действительно является основным фактором в поддержании высокой степени наследования дефекта красных кровяных телец, реальная ситуация с его распространением включает в себя сложное взаимодействие вирусных инфекций, особенностей питания и социальных факторов. Дело тут не в случайном скрещивании, как обычно предполагают западные специалисты в области популяционной генетики, и африканские антропогенетики не могут игнорировать влияние традиций, связанных с браком, а также социальные и религиозные привычки, которые приводят, например, к кровосмешению.

Факты о заикании

Гипотезы некоторых антропологов и теоретиков в области генетики отвлекают от более серьезной работы. В то время, как естественный отбор является фактом, зачастую всеобщее внимание к гипотезе отбора чересчур преувеличенно, а другие факторы игнорируются. В ходе одного исследования было обнаружено, что из десяти носителей серповидно-клеточного признака, бывших уроженцами западной Африки и ныне живущих в Великобритании, пятеро имели генетическую предрасположенность к заиканию (широко распространённую в Западной Африке). Поддавшись соблазну воспользоваться естественным отбором в качестве объяснения, чтобы связать частоту появления генов, отвечающих за заикание, с детской малярией и серповидно-клеточными эритроцитами, можно упустить из виду некоторые важные социологические факты.

Во-первых, если взглянуть, например, на Гану, здесь большинство заикающихся являются ещё и левшами, а это огромное неудобство в социальном плане. Родственники обижают и притесняют левшу за то, что он делает работу по дому «не той рукой». Будучи уже напуган и задёрган, левша приходит учиться в школу, где его заставляют писать правой рукой, отчего он постоянно пребывает в состоянии беспокойства.

Желание преуспеть, несмотря на все трудности, остаётся огромным, потому обычно левши учатся лучше других. Вот почему в любом высшем учебном заведении вы обнаружите больше тех, кто пишет левой рукой, и, следовательно, больше заикающихся. Если это учебное заведение находится, например, в северной Нигерии, то 30% заикающихся студентов окажутся также носителями серповидно-клеточной анемии, просто потому что 30% остального населения страны страдает от этого заболевания. Это не имеет ничего общего с малярией и естественным отбором, как и тот факт, что из пяти консультантов в гематологическом отделении известной в Африке учебной больницы у 80% наблюдается серповидно-клеточный признак.

Я неоднократно указывал, что африканские антропогенетики могли бы куда лучше выполнять свои функции, если бы придерживались фактов, а не следовали теоретическим эволюционным концепциям. То же самое, без сомнения, можно сказать в отношении науки и медицины в целом.

Серповидно-клеточная болезнь

Серповидно-клеточную анемию вызывает унаследованный дефект в строении белка, кодирующего производство гемоглобина – пигмента, переносящего кислород в красных кровяных клетках. У человека может проявиться полностью выраженная, серьезная болезнь, если у обоих родителей были дефектные гены. Если вы унаследуете дефект только от одного из родителей, то здоровый ген от другого в большой степени позволит вам избежать проявления этого серьёзного состояния.

Как бы то ни было, это означает, что вы все равно способны передать дефектный ген своему потомству; часто бывает, что носители этого гена не могут заболеть малярией, которая обычно приводит к смерти. В тех районах (особенно в Африке), где наиболее велика вероятность заболеть малярией, намного чаще встречаются переносчики серповидно-клеточной болезни, которые сами ею не страдают (наука называет их «гетерозиготными носителями»).

Это служит надёжным доказательством того, что естественный отбор играет свою роль в сохранении высокой частоты появления переносчиков такого вида. Если вы обладаете высокой сопротивляемостью малярии, то у вас больше шансов на то, чтобы передать эти гены своим потомкам. Тем не менее, это все-таки дефект, а не увеличение сложности или улучшение функции, которые которая была отобрана; чем больше появляется среди населения переносчиков, тем больше людей будет страдать от этого ужасного заболевания. Проявление естественного отбора не доказывает, что «эволюционное движение вверх» — это факт, хотя многих школьников учат именно тому, что это служит «доказательством» эволюции.

Связанные материалы