Also Available in:

Убийцы детей

Автор: Роберт Дулан
Перевод: Елена Кискина, Владимир Силенок (bibleap.com)
Редактура: Владимир Силенок, Ксения Митрохович

Наоми Вульф, широко известная 32-летняя писательница-феминистка, получившая стипендию Родса, недавно призналась, что её утренняя тошнота и наблюдение за младенцем внутри через УЗИ, помогло ей поменять своё мнение об абортах.

Будучи на последних месяца беременности, Вульф сказала, что теперь она отвергает утверждения приверженцев абортов о том, что зародыш это не ребёнок, а просто масса клеток.

Пока она не зашла так далеко, чтобы противостоять аборту «любой ценой», Вульф поливает градом критики своих сотоварищей-феминисток, обвиняя их в самообмане, твердосердии и даже лжи, когда они говорят, что аборт — это не убийство.

Удивительно, но в то время, как сердце Наоми Вульф изменялось, в обществе происходили всё большие изменения в сторону принятия абортов.

Норма МакКорви, которая под псевдонимом «Джейн Роу» в 1973 году выиграла дело Роу против Вейа (в пользу абортов) в Верховном Суде США ,в августе объявила, что она теперь считает, что аборт это неправильно. Она стала рожденной свыше христианкой. Как и Вульф, 47-летняя МакКорви всё ещё проходит через некоторые трудности, но она оставила свою работу в клинике абортов в Далласе, чтобы работать в группе «Операция спасения» (Operation Rescue), говоря, что её преследует вид пустых качелей на детской площадке.

В еще одном душераздирающем признании, выдающийся австралийский 47-летний писатель Питер Кэри в октябре признался, что он глубоко сожалеет о своих мёртвых детях. Его первый ребенок был абортирован в 1961 году, а затем еще три ребёнка умерли при рождении. Во время кремации своих близнецов, Кэри отказался дать им имена, сказав: «Я не верю в Бога».

Теперь он говорит, что сожалеет об этом решении. Несмотря на то, что его дети не знали, что такое жизнь вне материнской утробы, атеист Питер Кэри знает, что это были человеческие жизни – жизни его собственных детей, а не безжизненная эмбриональная ткань или косметически неудобное биологическое состояние.

Умышленный аборт — это умышленное убийство. Аборт убивает настоящих детей. В противовес этому, нет убедительного аргумента. Человеческий плод внезапно не становится человеком в тот момент, когда он появляется из утробы матери. Это растущая, дарованная Богом человеческая жизнь с момента зачатия (Псалом 139:13-16), легко опознаваемая как человек, на всех этапах развития.

Библия — это не просто истина, но настолько великая истина, что даже неверующие, такие как Наоми Вульф, говорят, что для того, чтобы попытаться оправдать убийство человеческой жизни посредством абортов, нужно лгать.

Если наша культура не вернется к своему библейскому фундаменту, то по иронии судьбы, это растущее признание того, что нерождённый ребёнок это человек и, следовательно, имеет те же права, что и рожденные дети, может вместо сокращения численности абортов, привести к тому, что убийство детей после рождения станет нормой. Почему?

Общество, которое считает, что всё создало себя само (эволюционировало), всё больше будет отвергать любые мысли о Творце, а это означает, что не может быть таких понятий, как абсолютные, вечные стандарты. Поэтому всё, в том числе «права человека», — это всего лишь вопрос мнения. Если станет ясно, что все миллионы детей, которые уже были абортированы, получив благословение эволюционной гуманистической этики, уже были людьми, то почему — при отсутствии дарованных Богом абсолютов — убивать нежелательных детей после рождения должно быть неправильным?

Если вы считаете, что это надуманно, подумайте о влиятельном проаборционисте Питере Сингере, авторе статьи «Этика» в энциклопедии Britannica. Сингер признает, что аборт отнимает человеческую жизнь, но он не только утверждал, что у человеческого зародыша меньше прав, чем у лабораторного животного, но недавно он откровенно аргументировал в пользу детоубийства. В The Courier-Mail (Брисбен, Австралия) 10 октября 1995 года профессор Сингер, убеждённый эволюционист, одобрительно цитирует утверждения язычников, которые практиковали детоубийство как норму, говорит:

«Почему, при отсутствии религиозных убеждений о том, что мы созданы по образу и подобию Бога и у нас есть бессмертная душа, простая принадлежность к виду Homosapiens должна быть решающей в том, может ли быть отнята жизнь живого существа или нет?»

Убежденные эволюционисты, такие как Сингер, не согласятся с тем, что мы не образованные животные, и что у нас есть уникальное место в Божьем творении (Бытие 1:26). Книга Бытия — это ключ ко всему обсуждению абортов.